26 марта 2018

Министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской дал интервью журналу «Нефтегазовая вертикаль»

1.Каковы итоги геологоразведочных работ на нефть и газ в 2017 году? Сколько новых месторождений открыто, каков прирост запасов получен? Соответствует ли это планам и ожиданиям?

Вполне. В 2017 г. открыто 75 месторождений углеводородного сырья, предварительный прирост запасов за счет геологоразведочных работ составил по жидким углеводородам 550 млн т., по газу – 890 млрд м3. Это соответствует и плану, и нашим ожиданиям.

Если говорить о наиболее крупных месторождениях, то к ним относятся: Центрально-Ольгинское с оценкой запасов нефти 80 млн т (кат. С12), Южно-Лунское с запасами газа около 50 млрд м3, Гораздинское и Вятшинское с запасами нефти в 26 и 19 млн т.

2.В 1990-х – начале 2000-х годов объемы добычи углеводородов заметно превышали приросты запасов, что давало повод говорить о «проедании ресурсного потенциала». В последние годы ситуация в этой сфере изменилась. Благодаря чему удалось добиться таких результатов?

Действительно, добыча жидких углеводородов превышала прирост запасов с 1992 года по 2005 г., а по свободному газу и газу «газовых шапок» - вплоть до 2007 г.

Сегодня ситуация постепенно меняется. Прежде всего – благодаря совершенствованию законодательства. Изменения направлены на стимулирование недропользования и снятие административных барьеров.

За последние несколько лет в этом направлении сделано очень много. Обеспечена доступность геологической информации за счет отмены платы за ее предоставление, формируется единый фонд геологической информации. Увеличен срок геологического изучения недр с 5 до 7 лет в труднодоступных и малоизученных регионах. Упрощено предоставление земельных участков, принадлежащих государству и муниципалитетам, для нужд недропользования.

Кроме того, усовершенствован порядок изъятия лесных земельных участков для нужд недропользования, горного сервитута.

Также законодательно закреплена возможность изменения границ участка недр, переданного в пользование, в целях обеспечения полноты геологического изучения, рационального использования и охраны недр.

Нельзя не упомянуть и исключение градостроительной экспертизы проектов на бурение.

Общий вектор всей работы по совершенствованию законодательства – снижение административных, технических и финансовых издержек недропользователей в связи с реализацией затратных геологоразведочных проектов на новых территориях и в регионах действующей разработки полезных ископаемых. Этим мы одновременно стимулируем и выход в новые, неопоискованные зоны, и продолжение развития добывающих регионов.

3. В результате снижения цен на нефть во всем мире сократились инвестиции в геологоразведку. А как переживает этот общемировой кризис российская геология? Отмечается ли падение инвестиций или они остаются на стабильном уровне?

Точные цифры будут известны к началу марта. По предварительным данным, затраты недропользователей на проведение геологоразведочных работ на нефть и газ оцениваются в 2017 г. в 302 млрд. руб. В 2016 г. затраты были меньше и составляли 252 млрд. руб. Так что есть основания говорить о росте интереса инвесторов. И значительную роль в этом играют наши усилия по совершенствованию регуляторного режима.

4.Какие направления геологоразведочных работ сегодня представляются наиболее актуальными и перспективными? В каких регионах в ближайшее время будет сосредоточен основной их объем?

Если мы говорим о геологоразведочных работах за счет федерального бюджета, то в ближайшие годы они будут сконцентрированы в пределах пяти первоочередных нефтегазоперспективных зон. В их числе - Озинско-Алтатинская, Юганско-Колтогорская, Карабашская, Гыдано-Хатангская, Аргишско-Чунская. По результатам этих работ может быть получен прирост подготовленных и локализованных ресурсов углеводородов в объеме 2,7 млрд. т.у.т.

Площадь незалицензированной части пяти указанных зон составляет порядка 800 тыс. км2. По результатам геологоразведочных работ, за счет средств недропользователей прогнозируется получить прирост извлекаемых запасов категории С1 в размере около 700 млн т.

5. Падение цен на углеводородное сырье ставит вопрос о рентабельности разработки ресурсов Арктического шельфа. Как эти ценовые коллизии повлияли на динамику ГРР в Арктике? Каков объем работ планируется на ближайшие годы?

Конечно, снижение цены на нефть в какой-то мере повлияло на объемы геологоразведочных работ. Кроме того, правительством установлен мораторий на предоставление участков недр в пользование в пределах континентального шельфа.

В настоящее время компании проводят геофизические исследования в рамках лицензионных обязательств. За счет средств федерального бюджета проводится изучение транзитной зоны и внутренних морей.

Отмечу, что несмотря на частичное снижение объемов ГРР, компании демонстрируют нестандартные подходы к их проведению. Например, компания «Роснефть» бурением с берега открыла нефтяное месторождение Центрально-Ольгинское в Хатангском заливе моря Лаптевых.

6.Сегодня на фоне истощения традиционных запасов нефти в Западной Сибири встает вопрос о разработке нетрадиционных запасов, в том числе баженовской свиты и других «сланцеподобных» формаций. Готова ли отечественная геологоразведка к поиску и разведке таких ресурсов?

Как известно, ресурсы нетрадиционных источников углеводородного сырья на порядок превышают ресурсы традиционных. Их потенциал очень велик, поэтому опережающее изучение нетрадиционных углеводородов является неотложной задачей для формирования резерва ресурсов России, но реальные темпы их освоения будут зависеть от экономических условий и технических возможностей.

Если говорить конкретно о баженовской свите, то ее разработка имеет стратегическое значение для развития отечественной нефтяной отрасли и обеспечения ее глобальной конкурентоспособности и устойчивого развития на долгосрочную перспективу. Однако сложность коллекторско-емкостных свойств баженовской свиты, ее недостаточная изученность требуют применения уникальных технологий и оборудования.

Сегодня практически все компании проводят исследовательские и опытные работы по поиску и апробации новых технологий. Это не простая задача, но решаемая, так что создание комплекса отечественных технологий для эффективного освоения трудноизвлекаемых запасов нефти баженовских отложений представляется вполне реальным.

В 2016 году завершен государственный контракт «Дифференцированная оценка перспектив нефтеносности баженовской свиты Западно-Сибирской НГП (нетрадиционные источники сланцевой нефти). В результате выполнения этой работы получены новые данные о перспективах отложений баженовской свиты. Проведена оценка начальных геологических ресурсов нефти с учетом их локализации по свойствам нефти. Суммарная оценка составила 9,6 млрд тонн извлекаемых ресурсов, в том числе 5,4 млрд.тонн легкой подвижной нефти.

На основании полученных новых данных разработана уточненная программа лицензирования отложений баженовской свиты.

7. Каково должно быть «распределение ролей» между государством и бизнесом в процессе обеспечения прироста минерально-сырьевой базы нефтегазового комплекса? Достигнут ли уже оптимальный баланс или же Вы ожидаете от бизнеса большей активности в плане проведения геологоразведки?

На сегодня предусматрен комплекс мероприятий по геологическому изучению недр и воспроизводству минерально-сырьевой базы за счет всех источников финансирования.

Средства федерального бюджета направляются на финансирование ранних стадий геологоразведочных работ, связанных с региональным изучением территории страны, поисками и оценкой месторождений полезных ископаемых. Необходимость выделения бюджетных средств вызвана низкой инвестиционной привлекательностью объектов геологического изучения и высоким уровнем геологических и финансовых рисков.

В «нефтянке» традиционно организация поисково-оценочных работ осуществляется за счет привлечения частных средств, посредством лицензирования перспективных участков.

Активность недропользователей в значительной степени зависит от стоимости нефти. С учетом стабилизации цен на нефть ожидается увеличение финансирования ГРР за счет средств недропользователей в 2017-2018 годах.

8. В свое время возглавляемое Вами министерство упрекали в том, что процесс лицензирования недр идет недостаточно активно, в результате чего некоторые компании в перспективе смогут ощутить «сырьевой голод». Как сегодня обстоят дела с лицензированием? Какие новые перспективные нефтегазовые объекты и площади предполагается в ближайшее время выставлять на торги?

Здесь надо иметь ввиду, что одними мерами по ускорению лицензирования вопросы «сырьевого голода» не решить. Увеличением количества предлагаемых к лицензированию неподготовленных участков мы лишь увеличим число несостоявшихся аукционов. Нужно принимать меры и по экономическому стимулированию, и по упрощению процедур, и по созданию поискового задела, и инфраструктуре – формировать комплексные решения.

Мы стараемся проводить лицензионную политику в соответствии с этими принципами. Так, в 2018 году мы планируем выставить на аукционы 114 участков. Основная их доля приходится на участки недр с прогнозными ресурсами.

Также в этом году планируется провести аукцион на право пользования недрами Октябрьского участка Азовского моря, отнесенного к участкам недр федерального значения.

Кроме того, Роснедра сейчас проводят подготовку к проведению в 1 квартале 2018 года конкурса на право пользования недрами с целью геологического изучения, разведки и добычи углеводородного сырья на участке Хара-Тумус Красноярского края.

9. Сегодня многие добычные проекты в НГК пользуются различными льготами и преференциями. А нужна ли дополнительная система мер государственной поддержки, в том числе фискальной, для геологоразведочных проектов?

Такого рода преференции нужны прежде всего для активизации геологоразведочных работ. Особенно – при реализации высокорисковых проектов на шельфе и труднодоступных территориях суши.

Экономические меры стимулирования геологоразведки уже закреплены в разработанном совместно с Минфином России механизме повышающего коэффициента 1,5 к расходам по геологическому изучению на шельфове при исчислении налога на прибыль.

Также установлена возможность, отнесения всей суммы понесенных расходов на освоение либо любой их части к расходам по деятельности, осуществляемой на иных участках недр.

Работа в этом направлении не завершена. Целесообразно применять повышающие коэффициенты к расходам до 3,5 в отношении наиболее рисковых и сложных регионов, в частности – в Арктической зоне.

10.В мире широкое распространение получила практика так называемых юниорских компаний, открывающих новые месторождения и продающих их крупным добычным компаниям. Как Вы считаете, применим ли такой опыт в России? Надо ли создавать «рынок месторождений» в целях стимулирования геологоразведочной деятельности?

Мы поддерживаем эту практику. Задел к реализации на территории нашей страны юниорного движения нами уже сделан.

В прошлом году Минэкономразвития России с участием Минприроды России, Минэнерго России, Банка России и экспертного сообщества разработана Концепция развития юниорных геологоразведочных компаний. В документе определены пути развития юниорного движения в стране, критерии определения юниорных геологоразведочных компаний.

Кроме того, Минприроды России введен так называемый «заявительный принцип», позволяющий заинтересованным лицам получать участки недр с низкой степенью геологической изученности в границах, самостоятельно определяемых заявителем.

Внедрение заявительного принципа стало стартом для прихода в геологоразведку малого и среднего бизнеса и привлечения в отрасль значительных инвестиций. Планируемый объем предусматриваемого проектной документацией финансирования составляет порядка 55 млрд. руб.

Причем интерес инвесторов к заявительному принципу неуклонно растет: в 2014 году в Роснедра поступило 286 заявок, в 2015 году – 746 заявок, а в 2016 году – 1 175 заявок, в 2017 году – 1259 заявок.

Большинство российских компаний проявляют интерес к дальнейшему расширению заявительного принципа на более высокие категории прогнозных ресурсов твердых полезных ископаемых.

Говоря о юниорном движении применительно к нефтянке, нужно иметь ввиду, что стоимость нефтегазовых поисковых проектов на порядки отличается от стоимости разведки ТПИ. Такие средства непросто поднять на венчурных биржах – основных донорах классического юниорного движения. Этим объясняется и то, что пока использование заявительного принципа для УВС ограничено. Но мы совершенно точно будем распространять удачный опыт привлечения частных средств в ГРР и на углеводородное сырье.

Дальнейшее же развитие юниорного движения в России может быть обеспечено посредством формирования биржевых площадок и создания механизмов софинансирования, государственно-частного партнерства, в том числе и для развития необходимой инфраструктуры, привлечения венчурного капитала.

11. Приходилось слышать, что в области геологоразведки зависимость от зарубежных технологий и оборудования даже выше, чем в других секторах нефтегазового комплекса. Какие шаги предпринимаются для преодоления этой зависимости и обеспечения импортозамещения?

К сожалению, надо констатировать, что в области геологоразведки в отдельных секторах мы до сих пор существенно зависим от зарубежных технологий и оборудования. Прежде всего это касается сейсмической разведки - основного метода изучения структурного строения геологических толщ, а также глубокого поискового бурения. Особенно сложная ситуация с проведением поисковых работ на акваториях.

В то же время не могу не отметить, что в России за последние годы созданы и вполне успешно применяются как технические средства сейсмических наблюдений, так и отечественное программное обеспечение.

В большинстве случаев отечественная техника – сейсмические станции производства Саратовского СКБ, вибрационные источники возбуждения производства завода «Геосвип», находящегося в составе «Росгеологии», программное обеспечение ряда российских малых предприятий и институтов - вполне могут заменить западную продукцию.

Основные направления по импортозамещению нефтегазового оборудования, используемого в России, осуществляются в рамках Плана по снижению зависимости российского ТЭК от импорта оборудования и иностранного программного обеспечения.

В соответствии с указанным планом мероприятий Минпромторгом России с учетом предложений Минприроды России утвержден Перечень оборудования, технических устройств, комплектующих (в том числе элементной базы), программного обеспечения, а также услуг (работ) для топливно-энергетического комплекса, подлежащих импортозамещению в краткосрочном, среднесрочном и долгосрочном периоде.

Экспертной группой по направлению «Технологии и оборудование для геологоразведки» (модератор АО «Росгеология») были подготовлены конкретные предложения по разработке и созданию отечественных аппаратурно-технических средств, оборудования, технических устройств для проведения геофизикина нефть и газ.

В первое воскресенье апреля традиционно отмечается День геолога. Что бы Вы могли пожелать работникам отрасли накануне этого праздника?

Минерально-сырьевой комплекс - основа экономической, промышленной и оборонной мощи нашей страны. Поэтому хотелось бы пожелать геологам удачи, энергии, благополучия и новых открытий.

Справка 1

К наиболее крупным по запасам месторождениям углеводородного сырья, открытыми в 2012-2016 гг., относятся: Ильбокичское с извлекаемыми запасами газа категорий С12 – 59,0 млрд.м3 (Красноярский край), им. В.Б.Мазура с извлекаемыми запасами нефти категорий С12 – 39,6 млн.т (Иркутская область), Оурьинское нефтегазовое (Ханты-Мансийский автономный округ) с запасами нефти категорий С12 – 33,7 млн.т; Харбейское нефтегазоконденсатное (Ямало-Ненецкий автономный округ) с запасами газа 26,7 млрд. куб.м, нефти категорий С12 – 6,6 млн.т, Победа с извлекаемыми запасами нефти категорий С12 – 130 млн.т, природного газа – 395 млрд.куб.м (шельф Карского моря), Кошинское (Оренбургская область) с суммарной оценкой извлекаемых запасов нефти категории С12 – 24,2 млн.т; Демьянское (Тюменская область) – 24,1 млн.т; D-33 (Балтийское море) – 21,1 млн.т.

    Справка 2

В 2017 году состоялось 58 аукционов на право пользования участками недр, среди которых наиболее крупными по запасам полезны ископаемых и размеру разового платежа были такие участки недр как Эргинский (ХМАО) – 20,072 млрд. руб., Верхнетиутейский и Западно-Сеяхинский (ЯНАО) – 6,425 млрд. руб., Нижнечонский (Якутия) – 2,328 млрд. руб., Гыданский (ЯНАО) – 2,262 млрд. руб., Ыгыатинский (Якутия) – 1,518 млрд. руб., Осенний (ЯНАО) – 1,402 млрд. руб., Мирный (Саратовская обл.) – 1,232 млрд. руб., Печорогородский (Республика Коми) – 1,181 млрд. руб., Штормовой (ЯНАО) – 1,040 млрд. руб.

Издание:  журнал «Нефтегазовая вертикаль»

Дата создания: 26.03.2018 17:53:58